по оригиналам
по переводам
Поиск стихотворения-оригинала
Поиск стихотворения-перевода

Биография Бориса Чичибабина

род. 1923 - 1994 ум.
6
19

Бори́с Алексе́евич Чичиба́бин (по паспорту Полушин; 9 января 1923, Кременчуг — 15 декабря 1994, Харьков) — русский поэт, лауреат Государственной премии СССР (1990).Бо́льшую часть жизни прожил в Харькове. Уникальность творческой манеры Чичибабина определяется гармоничным сочетанием истинного демократизма с высочайшей культурой стиха, ясности "содержания" — с изощренностью "формы", которая, однако, никогда не затрудняет восприятие его стихов. Афористичность формулировок и проникновенный лиризм позволяют обоснованно возводить генезис чичибабинской поэтики к двум таким несхожим по манере классикам русской словесности, как Некрасов и Фет.Жизнь и творчествоДетство и юность. Война. ЛагерьБ. А. Чичибабин воспитывался в семье офицера. До 1930 семья жила в Кировограде, потом в пос. Рогань под Харьковом, где Борис пошёл в школу. В 1935 Полушины переехали на родину Репина — в Чугуев, где отчим получил должность начштаба эскадрильи Чугуевской школы пилотов. Борис учился в Чугуевской 1-й школе с 5-го по 10-й класс. Здесь он уже постоянно посещал литературный кружок, публиковал свои стихи в школьной и даже городской газете под псевдонимом Борис-Рифмач.По окончании школы Борис поступил на исторический факультет Харьковского университета. Но война прервала его занятия. В ноябре 1942 Борис Полушин был призван в армию, служил солдатом 35-го запасного стрелкового полка в Грузинской ССР. В начале 1943 поступил в школу авиаспециалистов в городе Гомбори. С июля 1943 года до самой Победы служил механиком по авиаприборам в разных частях Закавказского военного округа. Несколько месяцев после Победы занимал такую же должность в Чугуевском авиаучилище, затем был демобилизован по болезни (варикозное расширение вен с трофическими язвами).Борис решил продолжать учёбу в Харьковском университете, по наиболее близкой ему специальности филолога. После первого курса готовился сдавать экзамены сразу за два года, но ему было не суждено получить высшее образование. Дело в том, что он продолжал писать стихи — и во время воинской службы, и в университете. Написанное — "издавал": разрезал школьные тетради, превращая их в книжечки, и давал читать многим студентам. Тогда-то Полушин и стал подписываться фамилией матери — Чичибабин. Есть мнение, что псевдоним он взял в честь двоюродного деда со стороны матери, академика А. Е. Чичибабина, выдающегося учёного в области органической химии. Однако это маловероятно: культа почитания академика-невозвращенца в семье Полушиных не было.В июне 1946 Чичибабин был арестован и осужден за антисоветскую агитацию. Предположительно, причиной ареста были стихи — крамольная скоморошья попевка с рефреном "Мать моя посадница", где были, например, такие строки:Пропечи страну дотла,Песня-поножовщина,Чтоб на землю не пришлаНовая ежовщина!Во время следствия в Бутырской тюрьме Чичибабин написал ставшие его визитной карточкой "Красные помидоры" и почти столь же знаменитую "Махорку", два ярких образца "тюремной лирики". Эти стихи, положенные на музыку одним из ближайших друзей Чичибабина — актёром, певцом и художником Леонидом ("Лешкой") Пугачевым, позже, в шестидесятые годы широко разошлись по стране.После почти двухлетнего (с июня 1946 по март 1948) следствия (Лубянка, Бутырская и Лефортовская тюрьмы) Чичибабин был направлен для отбывания пятилетнего срока в Вятлаг Кировской области.Свобода. Творческое становление. "Официальный период" В Харьков Чичибабин вернулся летом 1951. Долгое время был разнорабочим, около года проработал в Харьковском театре русской драмы подсобным рабочим сцены, потом окончил бухгалтерские курсы, которые были самым быстрым и доступным способом получить специальность. С 1953 работал бухгалтером домоуправления. Здесь познакомился с паспортисткой Матильдой Федоровной Якубовской, которая стала его женой.С 1956 по 1962 Чичибабин продолжает работать бухгалтером (в грузовом автотаксомоторном парке), но постепенно заводит ряд знакомств в среде местной интеллигенции, в том числе — литературной. Тогда же знакомится с бывшими харьковчанами Б. Слуцким, Г. Левиным. В 1958 году появляется первая публикация в журнале "Знамя" (под фамилией Полушин). В Харькове в маленькой чердачной комнатушке Чичибабина собираются любители поэзии, образуется что-то вроде литературных "сред".В начале 60-х годов харьковский поэт долгое время живёт в Москве на квартире Юлия Даниэля и Ларисы Богораз, выступает в литературном объединении "Магистраль". В 1962 году его стихи публикуются в "Новом мире", харьковских и киевских изданиях. Среди знакомых Чичибабина этого периода — С. Маршак, И. Эренбург, В. Шкловский.В эти послелагерные годы намечаются основные темы поэзии Чичибабина. Это прежде всего гражданская лирика, "новый Радищев — гнев и печаль" которого вызывают "государственные хамы", как в стихотворении 1959 "Клянусь на знамени весёлом" ("Не умер Сталин"). К ней примыкает редкая в послевоенной поэзии тема сочувствия угнетённым народам послевоенной советской империи — крымским татарам, евреям, "попранной вольности" Прибалтики — и солидарности с ними ("Крымские прогулки", "Еврейскому народу"). Эти мотивы сочетаются у Чичибабина с любовью к России и русскому языку, преклонением перед Пушкиным и Толстым ("Родной язык"), а также с сыновней нежностью к родной Украине:У меня такой уклон:Я на юге — россиянин,А под северным сияньемСразу делаюсь хохлом. Ю. Г. Милославский:…Чичибабиным, как "культуртрегером", собственно — проповедником, было предпринято нечто большее: в его сочинениях упорно и последовательно предлагался некий идеальный надвременной культурный ряд, в котором возлюбленная им двоица "красно солнышко Пушкин, синь воздух Толстой — неразменные боги России" могли бы непротиворечиво состыковаться с Шаровым и Солженицыным, Окуджавой и Эренбургом, — при посредничестве Паустовского и Пастернака. Это был как бы некий литературно-экуменический рай, где нет уже "болезни, печали и воздыхания", порожденных полярностью, чуждостью друг другу тех или иных явлений культурного міра. Противоречия преодолеваются "просветительным" синтезом-миссией: так как поэзия, по Чичибабину, "спасает мір". В 1963 году выходят из печати два первых сборника стихов Чичибабина. В Москве издается "Молодость", в Харькове — "Мороз и солнце".В январе 1964 Чичибабину поручают руководство литературной студией при ДК работников связи. Работа чичибабинской студии стало ярким эпизодом в культурной жизни Харькова, вкладом города в "шестидесятничество".Ю. Г. Милославский:Ничего более значительного по степени воздействия, чем эти студийные месяцы, в моей жизни не случилось. И я хорошо знаком ещё с двумя-тремя людьми, о которых мне доподлинно известно: их предвари тельные жизненные итоги в пределах обсуждаемой здесь области совершенно схожи с моими. В нашей последующей судьбе не следует искать общности. Мы просто испытали равное по значимости / по силе влияние одного и того же т. н. культурного феномена. Проще сказать, мы вышли из студии Чичибабина.Характерная деталь — на занятиях Чичибабин приветливо относился к любому пришедшему на них стихотворцу — пусть даже он был заурядным и не очень умным рифмоплетом. Из-за этой своей позиции у Бориса Чичибабина постоянно возникали жаркие споры с молодыми талантливыми студийцами, которые высмеивали того или иного незадачливого новичка. В 1965 в Харькове выходит сборник "Гармония", и в малой степени не отражавший истинного Чичибабина: почти ничто из лучших стихов поэта не могла быть напечатано по цензурным соображениям.В 1966 году по негласному требованию КГБ Чичибабина отстранили от руководства студией. Сама студия была распущена. По официальной версии — за занятия, посвященные Цветаевой и Пастернаку. По иронии судьбы в этом же году поэта приняли в СП СССР (одну из рекомендаций дал С. Я. Маршак). Однако кратковременная хрущевская оттепель закончилась: Советский Союз вступил в двадцатилетие, названное впоследствии застоем.В жизни Чичибабина начинается тяжелый период. К проблемам с литературной судьбой добавляются семейные неурядицы. В 1967 году поэт находится в сильной депрессии, чему свидетельством стихотворения "Сними с меня усталость, матерь смерть", "Уходит в ночь мой траурный трамвай":Я сам себе растлитель и злодей,и стыд и боль как должное приемлю,за то, что всё придумывал — людейи землю.А хуже всех я выдумал себя…Но осенью того же года он встречает влюбленную в поэзию почитательницу его таланта — Лилию Карась, и через некоторое время соединяет с ней свою судьбу. Это стало для него настоящим спасением. Лилии Чичибабин посвятил впоследствии множество своих произведений. Конец 60-х — начало 70-х годов ознаменовали собою фундаментальный перелом в жизни, творчестве и мировоззрении Чичибабина. С одной стороны — обретенное наконец личное счастье, а с ним и новый творческий подъем, начало многочисленных многолетних путешествий по СССР (Прибалтика, Крым, Кавказ, Россия), приобретение новых друзей, среди которых — Александр Галич, Феликс Кривин, известный детский писатель А. Шаров, украинский писатель и правозащитник Руденко Микола Данилович, философ Г. Померанц и поэт З. Миркина. С другой — жестокое разочарование в романтических идеалах советской юности, ужесточение цензуры, а следовательно — неизбежный постепенный переход из писателей "официальных" в полу-, а затем и вовсе запрещенные.В начале 1968 года в Харькове печатается последний доперестроечный сборник Чичибабина — "Плывет Аврора". В нём, ещё более чем в предыдущей "Гармонии", было помещено, к сожалению, немало литературных поделок, многие лучшие стихи поэта были изуродованы цензурой, главные произведения отсутствовали. Чичибабин никогда не умел бороться с редакторами и цензорами. Остро переживая то, что сделала с его книгами цензура, он писал:При желтизне вечернего огнякак страшно жить и плакать втихомолку.Четыре книжки вышло у меня.А толку? Сам- и тамиздатский период"Член Союза советских писателей" Чичибабин теряет читателей — поэт Чичибабин "уходит в народ". В 1972 году в самиздате появился сборник его стихов, составленный известным московским литературоведом Л. Е. Пинским. Кроме того, по рукам начинают ходить магнитофонные записи с квартирных чтений поэта, переписанные и перепечатанные отдельные листы с его стихотворениями. "Уход из дозволенной литературы… был свободным нравственным решением, негромким, но твёрдым отказом от самой возможности фальши", — написал об этом двадцать лет спустя Григорий Померанц..В 1973 Чичибабина исключают из СП СССР. Интересно, что для начала от него потребовали передать в КГБ свои стихотворения, которые он читал там-то и там-то. Он должен был сам подготовить печатный текст, чтобы "там" смогли разобраться в деле. Друзья советовали Чичибабину переслать наиболее невинные стихи, но Борис Алексеевич так делать не умел и отослал самые важные для себя сочинения — те, которые отчаянно прочитал на своём пятидесятилетии в Союзе писателей: "Проклятие Петру" и "Памяти А. Т. Твардовского". В последнем были, например, такие слова:И если жив ещё народ,то почему его не слышно?И почему во лжи облыжноймолчит, дерьма набравши в рот? Что касается потери официального статуса, то на это Чичибабин отозвался так:Нехорошо быть профессионалом:Стихи живут, как небо и листва.Что мастера? — Они довольны малым.А мне, как ветру, мало мастерства.В 1974 поэта вызывали в КГБ. Там ему пришлось подписать документ о том, что, если он продолжит распространять самиздатовскую литературу и читать стихи антисоветского содержания, на него может быть заведено дело.Наступила пора пятнадцатилетнего замалчивания имени Чичибабина:В чинном шелесте читаленили так, для разговорца,глухо имя Чичибабин,нет такого стихотворца. Все это время (1966—1989) он работал старшим мастером материально-заготовительной службы (попросту — счетоводом) харьковского трамвайно-троллейбусного управления. И продолжает писать — для себя и для своих немногочисленных, но преданных читателей. Драматизм ситуации усугублялся тем, что многие из верных друзей Чичибабина в этот период эмигрировали. Их отъезд он воспринимал как личную трагедию:Не веря кровному завету,что так нельзя,ушли бродить по белу светумои друзья.Пусть будут счастливы, по мне хотьв любой дали.Но всем живым нельзя уехатьс живой земли.С той, чья судьба ещё не стёртав ночах стыда.А если с мёртвой, то на чёртаи жить тогда.Но находил в себе силы отпускать их благословляя, а не осуждая:Дай вам Бог с корней до кронбез беды в отрыв собраться.Уходящему — поклон.Остающемуся — братство. Публикации, очень редкие, появлялись только за рубежом. Наиболее полная появилась в русском журнале "Глагол" в 1977 (США, издательство "Ардис) стараниями Л. Е. Пинского и Льва Копелева.Перестройка и гласность. ИтогиВ 1987 поэта восстанавливают в Союзе писателей (с сохранением стажа) — восстанавливают те же люди, которые исключали. Он много печатается.13 декабря 1987 Чичибабин впервые выступает в столичном Центральном Доме литераторов. Успех колоссальный. Зал дважды встает, аплодируя. Со сцены звучит то, что незадолго до этого (да многими и в момент выступления) воспринималось как крамола. Звучит и "Не умер Сталин" (1959):А в нас самих, труслив и хищен,Не дух ли сталинский таится,Когда мы истины не ищем,А только нового боимся? И "Крымские прогулки" (1961):Умершим не подняться,Не добудиться умерших,Но чтоб целую нацию —Это ж надо додуматьсяВ родном Харькове Чичибабин впервые выступает 5 марта 1988 в Клубе железнодорожников — бывшем ДК им. Сталина в 35-ю годовщину со дня смерти… Осенью того же года Харьков посещает съёмочная группа из "Останкино", и в начале 1989-го по ЦТ показывают документальный фильм "О Борисе Чичибабине". В том же году фирма "Мелодия" выпустила пластинку "Колокол" с записями выступлений поэта.В 1990 за изданную за свой счёт книгу "Колокол" Чичибабин был удостоен Государственной премии СССР. Поэт участвует в работе общества "Мемориал", даёт интервью, совершает поездки в Италию, в Израиль.Но принять результаты перестройки Чичибабину, как и большинству народа, оказалось психологически непросто. Идеалы равенства и братства, которым изменила советская власть, но которым оставался преданным он, поэт и гражданин Борис Чичибабин, у него на глазах попирались новыми власть имущими. Кроме того, он не смог смириться с распадом Советского Союза, отозвавшись на него исполненным боли "Плачем по утраченной родине":И, чьи мы дочки и сыныво тьме глухих годин,того народа, той страныне стало в миг один.При нас космический костёрбеспомощно потух.Мы просвистали свой простор,проматерили дух.К нам обернулась бездной высь,и меркнет Божий свет…Мы в той отчизне родились,которой больше нет. Преданность и верность отличали Чичибабина — и в жизни, и в творчестве.Борис давно понял своё предназначение поэта и следовал ему до конца дней— Булат ОкуджаваУмер Борис Чичибабин в декабре 1994, менее месяца не дожив до своего 72-го дня рожденья. Похоронен на 2-м кладбище г. Харькова (Украина).Не каюсь в том, о нет, что мне казалась бреннейплоть — духа, жизнь — мечты, и верю, что, звеняраспевшейся строкой, хоть пять стихотворенийв веках переживут истлевшего меня. ПамятьИменем Чичибабина названа улица 8-го Съезда Советов в центре города, в районе Госпрома, на которой он жил в 1950-х годах.На этой улице, названной в его честь, сооружена мемориальная доска со скульптурным портретом.Мемориальная доска установлена также на доме, в котором жил и умер поэт.В Харькове ежегодно проводится поэтический фестиваль Чичибабинские чтения.Интересные фактыО популярности Чичибабина в шестидесятых годах красноречиво свидетельствует такой факт. В своих первых книгах знаменитый кардиохирург и писатель академик Н. М. Амосов цитирует неопубликованные на тот момент (написаны в 1946 в Бутырской тюрьме) стихотворения Чичибабина: в "Мыслях и сердце" (1964) — "Махорку" (опубликована год спустя в сб. "Гармония"), в "Записках из будущего" (1965) — "Красные помидоры" (впервые опубликовано в 1989!).ЛитератураСборники произведений Бориса ЧичибабинаМороз и солнце. Книга лирики. — Харьков, 1963.Молодость. — М.: Советский писатель, 1963.Гармония. Книга лирики. — Харьков: Прапор, 1965.Плывет Аврора: Книга лирики. — Харьков: Прапор, 1968.Колокол: Стихи. — М.: Известия, 1989; М.: "Советский писатель", 1991 ISBN 5-265-01312-1Мои шестидесятые. — Киев: Дніпро, 1990. ISBN 5-308-00690-3Цветение картошки: Книга лирики. — М.: Моск. рабочий, 1994 ISBN 5-239-01703-482 сонета + 28 стихотворений о любви. — М.: Агентство "ПАN", 1994 ISBN 5-7316-0011-2В стихах и прозе. — Харьков: СП "Каравелла", 1995 ISBN 5-7707-8449-0; Харьков: Фолио, 1998 ISBN 966-03-0325-4Экскурсия в Лицей. Стихотворения. Поэма. — Харьков: Фолио, 1999 ISBN 966-03-0607-5Когда я был счастливый. Стихи. — Киев: Издательский Дом Дмитрия Бураго, 2001 ISBN 966-7825-26-4Раннее и позднее. — Харьков : Фолио, 2002. — 480 с.: портр., ил.Благодарствую, други мои… Письма. — Харьков: Фолио, 2002 ISBN 966-03-1704-2Прямая речь. — Харьков: Фолио, 2008 ISBN 978-966-03-4049-7Собрание стихотворений. — Харьков: Фолио, 2009. — 890 с., 2000 экз. ISBN 978-966-03-4441-9В стихах и прозе. — М.: Наука, 2013. ("Литературные памятники")

Использование сайта означает согласие с пользовательским соглашением
Оплачивая услуги Вы принимаете оферту
Информация о cookies
Ждите...